Центр защиты леса Республики Бурятия
регионы России
Направления деятельностиО центреУслугиНовостиСМИ о насНаши наградыКонтактыЗона обслуживания
Карта филиалов
Российского центра защиты леса
Посмотреть филиалы списком
закрыть

Общая информация

Телефон единой диспетчерской службы
Федерального агентства лесного хозяйства

8-800-100-94-00

 

"Войною прерванное детство"

     Дочь Тарабукиной Ирины Николаевны заместителя главного бухгалтера ЦЗЛ РБ Кристина, ученица 10 класса выполнила серьезную исследовательскую работу по изучению истории своего рода. Представляем выдержки из ее работы:

     «В селе Кика живет моя прабабушка, Серёдкина Мария Ефимовна. Часто она рассказывает о своём детстве и всегда приговаривает: «Что вам сейчас ни жить: одеты, сыты. Только и остаётся – учиться хорошо». Я впервые узнала  о судьбах детей, чьё детство выпало на военные годы. Ведь все они - наши ровесники. Эти ребята стали взрослыми сразу – 22 июня 1941 года и с той минуты несли на своих плечах все тяготы войны наравне с взрослыми: сражались на фронте, участвовали в партизанских отрядах, терпели голод и унижения в концентрационных лагерях, гибли от фашистских пуль. Я решила обратиться к теме «Война и дети». Великой победе уже 70 лет! Об этой войне не только мы и наши родители, но и бабушки и дедушки знают лишь из книг и кинофильмов. Мы уже четвертое поколение, живущее под мирным небом. Но память о тех страшных днях жива.

     Моя работа – попытка показать и осмыслить роль детей в тылу в годы Великой Отечественной войны на примере одной семьи. Эта роль, конечно же, велика. Маленькие граждане своей страны, маленькие патриоты своего Отечества, не жалея сил, не боясь трудностей наравне с взрослыми приближали День Победы. Я считаю, что мы подрастающее поколение просто обязаны знать о героях нашей Родины. Мы очень часто вспоминаем о грандиозных и небольших боевых подвигах, которые совершал наш народ на протяжении всей своей истории. И, действительно, многие из них заслуживают глубочайшего уважения, и даже преклонения. Весь мир, например, благодарен народам, населявшим территорию уже не существующего государства СССР, за то, что они спасли мировое сообщество от фашизма. Для того чтобы достичь этой великой Победы, наш народ совершил огромное количество боевых подвигов, которые навечно вписаны в мировую историю. Не только боевыми подвигами славен наш великий и многострадальный российский народ, но и на трудовом фронте он неоднократно прославлял себя. Многие трудовые подвиги по своей значимости и величию не уступают тем, которые были совершены на поле брани. И несправедливо то, что о них мало кто вспоминает.

     Актуальность темы заключается в том, что людей, переживших войну, становится все меньше и меньше. Именно они, труженики тыла и ветераны войны, дети военной эпохи – живая нить, связующая нас с историей страны, и чем меньше рядом с нами очевидцев той страшной войны, тем тоньше та нить. В селе Кика остался один ветеран, 8 тружеников тыла и 15 земляков, чьё детство выпало на 1941 – 1945 годы. Страшно осознавать то, что эта нить оборвётся. Поэтому так важны, так актуальны каждое слово, каждый факт из истории этих великих людей! Важность данной работы состоит еще и в патриотическом воспитании поколений, в том, что мы должны чтить и не забывать все то, что связано с Великой Отечественной войной у нас, где не разорвался ни один немецкий снаряд, где ни одно село не было под немцем. 
     В тот далекий летний день 22 июня 1941 года люди в селе Нестерово занимались обычными для себя делами. Школьники готовились к выпускному вечеру. Девчонки строили шалаши и играли в "дочки-матери", непоседливые мальчишки скакали верхом на деревянных лошадках, представляя себя красноармейцами. Для колхозников закончилась посевная, женщины посадили огороды и перед сенокосной страдой наступили дни недолгого отдыха. Никто не подозревал, что и приятные хлопоты, и задорные игры, и многие жизни перечеркнет одно страшное слово – война. День, «черное воскресенье», враз перечеркнуло множество планов, надежд, прекрасных мирных порывов. Принесло горе. Если горе имеет свой запах, то война пахнет огнем, пеплом и смертью. Война – это горький пот и кровь. Погибшие молодые люди, мужчины, непрожитые жизни, это несбывшиеся надежды, ненаписанные книги, не совершившиеся открытия, невесты, не ставшие женами, это письма, которых ждут и боятся получать. Это горе, большое горе для всего народа, для всех односельчан, для родных и для семьи.

     У целого поколения украли детство. "Дети Великой Отечественной "– так называют сегодняшних 70-80-летних людей. И дело здесь не только в дате рождения. Их воспитала война.

     Когда читаешь строки о жизни детей в годы Великой Отечественной войны, встречаешься с очевидцами тех дней, то невольно задаешься вопросом: «Как можно было это все выдержать? Где брали силы, чтобы не впасть в отчаяние? Где люди искали силы и мужество совершать подвиги?» Мы знаем, какие подвиги совершали на фронте взрослые, но на великие подвиги были способны и дети.

    Война и дети... Трудно представить что-то более несовместимое. Какое сердце не обожжёт память огненных лет, ставших суровым испытанием для миллионов советских ребят, которым нынче уже за семьдесят! Война разом оборвала их звонкие песни. Затрубили тревожно горны: «Война!». 

     Пётр Ефимович Удачин (на снимке справа) родился в 1932 году в селе Нестерово, где  проживает по сей день в родительском доме. «…когда началась война и забрали отца на фронт, в семье я остался старшим. Пришлось идти работать в колхоз конюхом. Тогда мне было 9 лет. Днём работали в поле, а ночью пасли коней. Уже в 1941 году, с такими же как я, заготавливали сено, жали хлеб. Зимой возили дрова, работали на ферме вместе с нашими матерями. В деревне-то остались женщины да старики. Когда работы было не много, ходили в начальную школу в Нестерово, а затем с 5 класса в Батурино».

     На мой вопрос: «Когда - же вы играли?» Пётр Ефимович посмотрел на меня удивлённо и после минутного молчания сказал: «Наверное, когда-то играли и баловались как вы и хулиганили, но в 12 лет я себя считал уже взрослым мужиком. Тогда быстро все взрослели. Понимали, что идёт война.

     За работу с утра до вечера на ферме  начислялись трудодни, которые отоваривались в конце недели - полуторами килограммов муки на шестерых, из которой можно было поставить одну квашню. Поэтому ели, в основном, заваруху из жмыха.

     В 1944-45 годах, зимой, был в рыболовецкой бригаде на озере Котокель. Жили на Осиновом острове в бараке. Долбили метровый лёд. Выбирали невод в 40 градусный мороз. Работал в послевоенные годы на лесозаготовках. Помню, бригада из девчат да нас, недорослей 13-14 летних, из  нашего колхоза стояла в Турке. Я на лошади возил лес, а девчата ручными пилами валили. Так их в метровом снегу даже видно не было. Как тогда мы выживали? Ни одежды, ни обуви: летом до самой армии босиком, зимой в латаных перелатанных ичигах. Помню, в 1944 году семьям погибших выделяли помощь, нам достались женские красные туфли на высоком каблуке. Сёстрам они были великоваты, а мне в самый раз. Отрубив каблук на чурке топором, одел их на танцы в клуб, где весь вечер танцевал с девчатами кадриль».

     Удачина (Серёдкина) Мария Ефимовна (на снимке в центре) 1935 года рождения проживает сейчас в посёлке Кика в 22 километрах от своего родного села. Её рассказы о голодном детстве вызывали у меня и интерес и недоумение. Как жить в селе и быть голодными? Здесь садили картошку, пахали землю, сеяли хлеб.

     «Папу, помню, провожали - был жаркий день. Мы, все, сели в ходок, правил Петро, и до пункта сбора проводили, сами того не зная, что  в  последний раз. Много мужчин из села тогда забрали на фронт. Деревня как будто опустела. В тот же год мы почувствовали, что такое война. Не успели убрать все зерновые, в поле работали бабы, старики да подростки, не родилась картошка, которую тоже не успели выкопать мы с бабушкой. Мама с раннего утра до позднего вечера работала в колхозе. Зима выдалась холодная. Дожидаясь с работы маму, грелись все на печке, дрова для неё готовили тоже мы. Петро рубил жердь, а мы с Тоней двуручной пилой пилили её. Мама с папой держали корову, поросёнка, кур. Перед войной только-только стали жить по-человечески. С 1941 года стали всё сдавать государству в виде налогов: мясо, яйца, молоко, сметану, даже коровью шкуру. В доме оставался только перегон от молока да картошка, которыми и питалась семья. Ставили на стол чугунку с простоквашей и по очереди хлебали её. Очень редко на столе был хлеб. Хлебом-то этот кусочек назвать было нельзя, говорили, что он из американского жмыха. Когда зимой заканчивалась картошка, шли в поле и добывали её кайлой из мёрзлой земли. Мёрзлую картошку мы звали мандрой. Выкапывали из-под снега колоски, сушили их, затем растирали их на жерновах.

     В 1942 году я пошла в школу. Бабушка из своих старых юбок и кофточек сшила мне одежду для школы. С обувью было сложнее. Только наступало тепло, мы ходили босиком, а зимой кто в чём: в валенках, ичигах, ботинках не по размеру. Писали сажей и выточенной палочкой на газетах, старых книгах. Каждый день, мороз ни мороз, ходила в школу, учительница меня хвалила за старание. Одна мечта в то время была – кусочек хлеба. Идёшь из школы домой и голову не поднимаешь, и всё думаешь, вот бы хлеба найти.  Летом с Петром работали на пастбище. Каждый день, в 7 часов шли с одного конца деревни на другой, собирая в стадо коров, и пасли их».

     Удачина (Виноградова) Антонида Ефимовна (на снимке слева) родилась в 1937 году. В настоящее время проживает в селе Батурино, в 4 километрах от Нестерово. Когда началась война, ей было всего 4 года. Но тяжёлую и голодную жизнь в то время помнит. «Мы с Маней отвечали за распиловку дров. Мне было 5 лет. И я понимала, что должна выполнить эту работу. В 6 лет я уже помогала старшим заготавливать дрова. Ставили поленницы, а зимой на санках возили их из леса. Хотя Петро работал в колхозе с лошадьми, но пахали огороды на себе. Обычно мама с Петром впрягались в плуг, а Маня ими правила. Водилась с младшей сестрёнкой Галей.

     Игрушек, совсем ни каких не было. Из соломы делали куклы, сажей её раскрашивали. Если удавалось найти какой-нибудь кусочек ткани, то шили кукле платья. Для Гали Петро вырезал из дерева игрушку. Вот и всё наше детство. С 1944 года уже работала в поле на прополке пшеницы. Помню, дед Иван, отец нашего папы, был у нас бригадиром и для каждого отмечал дневную норму, поставив впереди палочку. Мы старались побыстрее выполнить эту норму, а нам её увеличивали. Однажды нас, ребятишек, поймал в поле за сбором колосков управляющий на лошади. Маленькая я была, не удалось от него вывернуться, получила кнутом по спине, и приказал потом высыпать колоски на землю. Что это? Злоба управляющего? Скорее всего, это его ответственность перед буквой закона. Ведь в то время очень строго наказывалось за то, что нельзя было брать колхозное, даже если это и  5-6 колосков пшеницы, все должно идти на фронт, нужно было кормить армию, за голод в селах мало кто думал. Страшные это были годы».

     Сейчас мало кто придаёт значение такому факту, как  лишение детства  детей, родившихся до войны. Теперь  они уже глубокие старики. Война узурпировала их детский быт. Росли они, не зная каждодневной ласки родителей. Их мамы постоянно находились  на работе и не имели возможности встречаться с ними ежедневно. Младших детей опекали старшие. О лакомствах они не имели понятия, очень многие из них воспитывались без отцов. Ни о какой радости в те годы и говорить не приходилось. Их детство сопровождалось слезами матерей по погибшим на фронтах войны отцов да щемящим душу переживаниям: как будем дальше жить, чем кормиться, как содержать корову-кормилицу, где брать топливо для обогрева изб, как учить и во что одевать детей.

     Развитие страны зависит от того, насколько сильно привито подрастающему поколению чувство любви к своим родным, к своему народу, к Родине, чувство ответственности перед будущим».